Путь Стоика…

Они возненавидят тебя за это

Они возненавидят тебя за это

Мы думаем, что даем нашим детям то, что им нужно, когда мы их балуем, когда мы превращаем их жизнь в фантазию полную поблажек и потворства. Мы хорошие родители! Также думала и мать знаменитого писателя Ф. Скотта Фицджеральда. Его отец, потерпев неудачу в бизнесе и ставший тенью самого себя с пришествием Великой Депрессии, не мешал матери баловать сына. Они относились к Скотту как к маленькому принцу. «До 15 лет я не знал», — признавался Скотт своей дочери, — «что в мире есть кто-то, кроме меня». Сказочное детство Ф. Скотта Фицджеральда привело к полной проклятий и несчастий взрослой жизни. Он вырос, думая, что все вокруг было лишь объектами для использования в его целях, и как это разбило его сердце, когда он узнал, что это не правда.

Не избегай боли, принимай ее

Не избегай боли, принимай ее

Кто из нас не пытается избежать боли? Мы не хотим вызывать боль и не хотим чувствовать ее. Мы бы предпочли, чтобы жизнь была легкой. И это разумно — по крайней мере, в краткосрочной перспективе. Но стоики знали, что в долгосрочной перспективе такое отношение делало тебя слабым. Гонщик NASCAR и последователь Стоицизма Брэд Кеселовски недавно говорил о том, как Стоицизм научил его понимать и принимать сложности и препятствия, которые возникают на его пути. Потому что все это учит тебя чему-то. Это делает тебя сильнее. Он сказал, что слишком много людей бегут от боли, но это неправильный образ действий. «Со временем», — сказал он, — «вы начинаете понимать, что боль — это ваше тело, которое избавляется от слабости».

Помни, что люди избегают правды

Помни, что люди избегают правды

Снова и снова мы слышим, как стоики учат нас говорить и делать то, что правильно, привыкать плыть против течения и отвергать выбор толпы. Марк Аврелий говорил это. Сенека писал об этом. Катон утверждал это. В наши дни об этом говорит Нассим Талеб. То, что обычно остается недосказанным в этих вдохновляющих призывах — будь то «Если ты видишь обман, не молчи, говори об этом» или «Если это не правильно — не делайте этого, если это неправда — не говорите это» — это о последствиях таких действий. Потому что, хотя историки восхищаются разоблачителями, принципиальными мужчинами и женщинами, их современники часто имеют противоположное мнение и реакцию. Потому что говорить правду и отстаивать то, что правильно, — это угроза сложившемуся статус-кво. Это бросает вызов идентичности людей. Это обвиняет их в том, что они не поступают так же.

Подлинная Сила «Безразличия» Стоиков

Подлинная Сила «Безразличия» Стоиков

Из всех провокационных слов в философии Стоиков, «безразличный» является пожалуй одним из самых вызывающих. Марк Аврелий, Сенека и Эпиктет, каждый говорит нам, что Стоик безразличен к внешним вещам, безразличен к богатству, безразличен к боли, безразличен к победе, безразличен к надежде, к мечтам и ко всему прочему. Вы слышите это так часто, что начинает казаться, будто этим людям все равно. Тем более что современное определение слова «безразличный» означает именно это. Но это опасное и неверное толкование. Стоики не были равнодушны к происходящему, суть в том, что они были хороши в любом случае. Им не было все равно, что происходит, просто они преуспевали в любом случае. Понимаете?

Искусство негативной визуализации

Искусство негативной визуализации

Гендиректор зовет своих сотрудников в конференц-зал накануне запуска новой крупной инициативы. Они приходят и занимают свои места вокруг стола. Руководитель просит внимания и начинает: «У меня плохие новости. Проект оглушительно провалился. Что пошло не так?» Команда недоумевает: Что?! Но мы еще даже не запустили его…! Это может показаться странным и, возможно, даже контрпродуктивным, требовать, чтобы сотрудники думали негативно, но сегодня в деловых кругах все — от стартапов до компаний из списка Fortune 500, делают именно эту практику. Вместо оптимистичного, позитивного мышления современные лидеры поощряют своих сотрудников мыслить негативно. Техника, которую использовал наш гендиректор, была разработана психологом Гари Кляйном и называется PreMortem. В этой практике, руководитель проекта должен представить себе, что может пойти не так — и что будет идти не так, заранее, до того как проект будет запущен. Почему? Слишком много амбициозных начинаний проваливаются по причинам, которые можно было предотвратить. Слишком много людей не имеют запасного плана, потому что они отказываются считать, что что-то может пойти не так, как они хотят.

О страсти к путешествиям

О страсти к путешествиям

«Думаешь ты один переживал подобное? Ты как будто удивлен, что после столь долгого путешествия и стольких перемен мест ты не смог избавиться от уныния и тяжести ума? Тебе нужна смена души, а не смена климата!» — Сенека. Ах, мечта о путешествии! Вечная тяга — отправиться в путь и увидеть мир. На самом деле, она старше, чем вы думаете. Еще во времена стоика Сенеки и философа Сократа, древние люди разделяли нашу страсть к тому, чтобы видеть красивые места и дальние страны. Стоики весьма скептически относились к этой тенденции. Они знали, что слишком часто в путешествия отправляются не из-за благородных причин — образования, самопознания, или для того, чтобы бросить вызов себе. Даже 2000 лет назад люди путешествовали потому что просто могли позволить себе такую роскошь и зачастую это был лишь побег от наскучившей жизни. Даже 200 лет назад такие путешественники, как четко подметил Эмерсон, — «приносили руины к руинам». Развалины своей жизни — к развалинам ушедших цивилизаций…

Будь свободным от…

Будь свободным от...

Стефан Цвейг был когда-то одним из самых популярных романистов в мире. Он писал прекрасные книги и был знаменит по всей Европе… пока подъем нацистской Германии не выгнал его из дома и семьи. Он встретил и славу и бедствия с равным стоическим самообладанием и силой. В конце своей жизни он влюбился в сочинения эссеиста Монтеня, который также видел, как Европа разрывалась на куски за столетия до этого. Изучая Монтеня, Цвейг составил небольшой список достоинств, которые неплохо было бы распечатать и рассматривать как новый вид «10 Заповедей»

Ничто не идет по плану

Ничто не идет по плану

Цицерон говорил, что «философствовать — значит учиться умирать». Важное и верное замечание. Многие философы, особенно в древности размышляли об этом. Римский стоик Сенека постоянно говорил о краткости жизни и неизбежности смерти. Он изучал Сократа и держал храбрый конец этого человека в качестве образца для себя самого. Он говорил о десятках других людей в истории Рима и Греции, которых казнили тираны. Он не понаслышке знал, насколько хрупка жизнь, сам был изгнан, потерял сына и работал на капризного и ненормального императора. «Tota vita discendum est mori», — говорил он, — «Вся жизнь — это подготовка к смерти». Что и говорить, пожалуй Сенека был готов к смерти лучше любого из нас. Но когда пришло время и солдаты Нерона были у его дверей, все эти планы провалились — почти комично, если бы все это не было так грустно и серьезно.

Ты — творец своей собственной удачи

Ты делаешь свою собственную удачу

Каждый из нас помнит времена, когда казалось, что все идет так как надо. Мы получали то что хотели, и удачные возможности сами плыли к нам в руки. Это было противоположностью Закона Мерфи: «Что могло пойти правильно, шло». Возможно, мы помним время, когда мы были моложе и нам казалось, что больше людей готовы были помочь и научить нас. Но с течением времени удача как будто начинает улетучиваться. Счастливые возможности появляются все реже. Мы становимся похожими на человека, о котором говорит Марк Аврелий: «Когда-то я был счастливчиком, но в какой-то момент удача покинула меня». Это абсолютно неправильный взгляд на удачу.

Лучший ответ на предательство

Лучший ответ на предательство

В конце своего правления, больной и уже близкий к смерти, римский император Марк Аврелий получил неожиданные новости. Его старый друг и самый доверенный генерал Авидий Кассий восстал в Сирии. Услышав, что император уязвим, а возможно — даже мертв, амбициозный генерал объявил себя Цезарем и заявил права на трон. Марк должен был разозлиться. В конце концов, этот человек пытался присвоить его власть, а возможно — и его жизнь. Если вспомнить, что другие императоры сделали со своими соперниками и врагами — например — император Нерон — убил свою собственную мать, а наместник Отон организовал мятеж и убил императора Гальбу в 69 г. н.э. после чего победно шествовал по Риму с головой своего предшественника, то это делает реакцию Марка еще более необычной.