Дневной архив: 09.06.2020

Эпиктет, «В Чем Наше Благо?», Отчего Люди Тревожатся и Беспокоятся?

Эпиктет, "В Чем Наше Благо?", Отчего Люди Тревожатся и Беспокоятся?

Когда я вижу человека, который мучит себя какими-нибудь опасениями и беспокойствами, я спрашиваю себя: — Что нужно этому несчастному человеку? Наверное, он хочет чего-нибудь такого, что не находится в его власти и чем он не может сам распорядиться; потому что когда то, чего я хочу, находится в моей власти, то я не могу беспокоиться об этом, а прямо делаю то, чего желаю. Посмотрите, например, на человека, поющего или играющего на гуслях: пока он поет или играет сам для себя, без всяких слушателей, он не беспокоится и не волнуется никакими опасениями или сомнениями. Но посмотрите на него тогда, когда он играет перед большой толпой народа: как он мучит себя, как он бледнеет и краснеет, как сильно бьется у него сердце! А почему?

Сенека, «Нравственные Письма к Луцилию», Письмо 8, О Капризах Фортуны, Свободе и Умеренности…

Сенека, "Нравственные Письма к Луцилию", Письмо 8, О Капризах Фортуны и Умеренности...

Сенека приветствует Луцилия! «Ты приказываешь мне избегать толпы, — пишешь ты, — уединиться и довольствоваться собственной совестью. А как же ваши наставления, повелевающие трудиться до самой смерти?» — Но то, к чему я тебя склоняю, скрыться и запереть двери, — я сам сделал, чтобы многим принести пользу. Ни одного дня я не теряю в праздности, даже часть ночи отдаю занятиям. Я не иду спать, не освободившись: нет, сон одолевает меня, а я сижу, уставившись в свою работу усталыми от бодрствования, слипающимися глазами. Я далеко удалился не только от людей, но и от дел, прежде всего — моих собственных, и занялся делами потомков. Для них я записываю то, что может помочь им. Как составляют полезные лекарства, так я заношу на листы спасительные наставления, в целительности которых я убедился на собственных ранах: хотя мои язвы не закрылись совсем, но расползаться вширь перестали.

Как Ты Можешь Облегчить Бремя Других?

Как Ты Можешь Облегчить Бремя Других?

Когда все становится сложнее, стоик выходит на сцену. Мы уже говорили об этом. Мы поступаем так, потому, что знаем, что можем нести тяжелый груз, груз тяжелее, чем способны нести большинство людей. Это то, что утверждал Марк Аврелий, когда говорил, что не имеет значения, является ли что-то удачным или неудачным. Нам повезло, сказал он, что это случилось с нами. Или что это случилось, когда ты был рядом. Потому что другие люди не смогут справиться с этим, так как ты. Потому что у других людей не было ни подготовки, ни развития смелости, умеренности, справедливости и мудрости, которые у тебя есть.