Дневной архив: 24.06.2020

Эпиктет, «В Чем Наше Благо?», Для Чего Надо Читать Книги?

Эпиктет, "В Чем Наше Благо?", Для Чего Надо Читать Книги?

Мешает нам жить спокойно не только наше пристрастие к богатству и власти, но и всякое другое пристрастие, например пристрастие к досугу, к путешествиям, к чтению книг, — одним словом, ко всему тому, что вне нас, что не нужно нам, из-за чего мы попадаем под чужую власть. Неразумные люди думают иногда, что они несчастны, если им приходится много писать или читать или, наоборот, если им бывает некогда писать или читать. — Если ты недоволен твоим писанием или чтением, то зачем тебе оно?

Сенека, «Нравственные Письма к Луцилию», Письмо 23, О Радости и Счастье…

Сенека, "Нравственные Письма к Луцилию", Письмо 23, О Радости и Счастье…

Сенека приветствует Луцилия! Ты думаешь, я буду писать тебе о том, как мягко обошлась с нами эта зима, не слишком холодная и недолгая, какой коварной оказалась весна с ее поздними холодами, и о прочих глупостях, по примеру ищущих, о чем бы сказать. Нет, я буду писать так, чтобы принести пользу и тебе, и себе. Но тогда о чем же мне писать, как не о том, чтобы ты научился правильно мыслить? Ты спросишь, в чем основание этой науки. В том, чтобы не радоваться по-пустому. Я сказал «основание»? Нет, вершина! Достиг вершины тот, кто знает, чему радоваться, кто не отдает своего счастья на произвол других.

Что Делать Хорошим Людям?

Что Делать Хорошим Людям?

Конфуций, как и Сенека, был интересным гибридом философа и политика. Например, в дополнение к своим философским учениям и трактатам, он настаивал на «возрождении единого королевства, правители которого допускаются к власти на основе своих моральных достоинств, а не своей родословной». Его оправдание участия в сложном, развращающем мире политики было отражено в такой метафоре: «Если бы у вас был кусок прекрасного нефрита, вы бы спрятали его в запертой коробке или попытались бы продать по хорошей цене? О, конечно я бы продал его! Непременно! Я просто жду достойного предложения».