Месячный архив: Июль 2020

Сенека, «Нравственные Письма к Луцилию», Письмо 53, О Пороках Телесных и Душевных…

Сенека, "Нравственные Письма к Луцилию", Письмо 53, О Пороках Телесных и Душевных…

Сенека приветствует Луцилия! На что только меня не уговорят, если уж уговорили плыть морем! Отчалил я в затишье, но небо было в тяжелых серых тучах, которые непременно должны разразиться либо дождем, либо ветром. Все же я думал, хотя погода ненадежна и грозит ненастьем, мне удастся проскользнуть, благо от твоей Партенопеи до Путеол немного миль. Итак, чтобы уйти побыстрее, я направился через открытое море прямо к Несиде, срезав все излучины. Едва мы отплыли настолько, что было уже все равно, вперед ли идти или назад, как подкупившая меня гладь исчезла: бури еще не было, но море взволновалось, а потом зыбь пошла чаще. Я стал просить кормчего высадить меня где-нибудь на берегу. Он же говорил, что на здешних скалистых берегах нету стоянок и что не так страшна буря, как суша.

Сенека, «Нравственные Письма к Луцилию», Письмо 52, О Постижении Мудрости…

Сенека, "Нравственные Письма к Луцилию", Письмо 52, О Постижении Мудрости...

Сенека приветствует Луцилия! Что влечет нас, Луцилий, в одну сторону, хотя мы стремимся в другую, и толкает туда, откуда мы желаем уйти? Что борется с нашей душой и не дает нам захотеть чего-нибудь раз и навсегда? Мы мечемся между замыслами, у нас нет свободных, независимых, стойких желаний. — Ты говоришь: «Это глупость: у нее нет ничего постоянного, ничто не нравится ей подолгу» — Но как или когда мы от нее избавимся? Никому не хватит собственных сил, чтобы вынырнуть: нужно, чтобы кто-нибудь протянул руку и вытащил нас.

Сенека, «Нравственные Письма к Луцилию», Письмо 51, О Удовольствиях, Пороках и Изнеженности…

Сенека, "Нравственные Письма к Луцилию", Письмо 51, О Удовольствиях, Пороках и Изнеженности...

Сенека приветствует Луцилия! Как кто может, Луцилий! У тебя там есть Этна, знаменитейшая сицилийская гора, которую Мессала либо Вальгий (я читал это у обоих) называли единственной, а почему, я не могу понять: ведь есть много мест, изрыгающих огонь, не только возвышенных (это бывает чаще, так как огонь, ясное дело, взлетает как можно выше), но и равнинных. А мы, насколько можем, будем довольны Байями, которые я покинул на следующий день по прибытии; мест этих, несмотря на некоторые их природные достоинства, надобно избегать, потому что роскошная жизнь избрала их для своих празднеств.

Сенека, «Нравственные Письма к Луцилию», Письмо 50, О Пороках и Борьбе с Ними…

Сенека, "Нравственные Письма к Луцилию", Письмо 50, О Пороках и Борьбе с Ними...

Сенека приветствует Луцилия! Письмо твое я получил много месяцев спустя после того, как ты его отправил, и поэтому счел за лишнее спрашивать у доставившего его о твоих делах. Ведь чтобы еще помнить о них, нужна очень хорошая память. А ты, я надеюсь, живешь теперь так, что все твои дела мне известны, где бы ты ни находился. Ибо чем ты еще занят, помимо того, что ежедневно стараешься стать лучше, избавляешься от какого-нибудь заблуждения, признаешь своими пороки, которые прежде приписывал обстоятельствам? Мы ведь многие из них относим на счет времени и места, а они, куда бы мы ни отправились, неразлучны с нами.

Твое Единственное Имущество

Твое Единственное Имущество

Прочти последние новости о торнадо, разрушившем город, или о рекордном наводнении унесшем многие жизни. Что эти случаи показывают? Насколько мы подвержены капризам природы, или Фортуны, как называли это Стоики. Все эти деньги, время и энергия которые люди вкладывают в свои дома, в свои предприятия, в свои прекрасные парки и городские площади… все это разрушается за доли секунды. Мрачно и страшно думать об этом, но в тоже время — делать это необходимо.

Сенека, «Нравственные Письма к Луцилию», Письмо 49, О Скоротечности Времени…

Сенека, "Нравственные Письма к Луцилию", Письмо 49, О Скоротечности Времени...

Сенека приветствует Луцилия! Кто, мой Луцилий, возвращается мыслью к другу, только тогда когда о нем напоминает какая-нибудь местность, тот просто равнодушный лежебока. И все-таки знакомая округа оживляет порой глубоко спрятанную в душе тоску, не то что возвращая нам исчезнувшие воспоминания, но пробуждая уснувшие. Так скорбь об утрате, даже когда ее утешит время, становится острее при взгляде на любимого раба, на платье или жилище утраченного. И вот Кампания, а больше всего Неаполь и вид близ твоих Помпеи — невероятное дело! — вернули моей тоске по тебе первоначальную остроту. Весь ты у меня перед глазами — такой, каким был при расставании: глотающий слезы, бессильный сдержать подавляемые и все же рвущиеся наружу чувства. И мне кажется, будто я совсем недавно тебя потерял.

Сенека, «Нравственные Письма к Луцилию», Письмо 48, О Дружбе, Заблуждениях и Философии…

Сенека, "Нравственные Письма к Луцилию", Письмо 48, О Дружбе, Заблуждениях и Философии...

Сенека приветствует Луцилия! На твое письмо, присланное с дороги и длинное, как эта дорога, я отвечу позже. Мне нужно уединиться и обдумать, что тебе посоветовать. Ведь и ты, прежде чем обратиться за советом, долго размышлял, надо ли советоваться; так не следует ли мне тем более сделать это, хотя бы потому, что разрешить вопрос нельзя так же быстро, как задать, особенно когда для одного хорошо одно, для другого — другое? Снова я говорю, как эпикуреец? Но для меня хорошо то же, что и для тебя, и я не был бы тебе другом, если бы не считал своим все, что тебя касается. Дружба сделает наши дела общими, у каждого поодиночке нет ни беды, ни удачи: вся жизнь у друзей — заодно.

Сенека, «Нравственные Письма к Луцилию», Письмо 47, О Рабстве…

Сенека, "Нравственные Письма к Луцилию", Письмо 47, О Рабстве...

Сенека приветствует Луцилия! Я с радостью узнаю от приезжающих из твоих мест, что ты обходишься со своими рабами, как с близкими. Так и подобает при твоем уме и образованности. Они рабы? Нет, люди. Они рабы? Нет, твои соседи по дому. Они рабы? Нет, твои товарищи по рабству, если ты вспомнишь, что и над тобой, и над ними одинакова власть фортуны.

Сенека, «Нравственные Письма к Луцилию», Письмо 46, О Хорошей Книге…

Сенека, "Нравственные Письма к Луцилию", Письмо 46, О Хорошей Книге...

Сенека приветствует Луцилия! Книгу, которую ты обещал мне, я получил и, намереваясь попозже прочесть ее без помех, приоткрыл, желая только отведать… Но потом она заманила меня дальше, я стал двигаться вперед; насколько она красноречива, ты поймешь вот из чего: мне она показалась короткой и такой, какая не по плечу ни мне, ни тебе, но напоминающей на первый взгляд труд Тита Ливия либо Эпикура. Словом, она меня не отпускала и увлекла такой приятностью, что я прочел ее до конца, не откладывая. Солнце меня звало, голод напоминал о себе, тучи мне грозили, но я проглотил все до конца.

Сенека, «Нравственные Письма к Луцилию», Письмо 45, О Книгах, Мудрости и Истинной Природе Вещей…

Сенека, "Нравственные Письма к Луцилию", Письмо 45, О Книгах, Мудрости и Истинной Природе Вещей...

Сенека приветствует Луцилия! Ты жалуешься, что тебе там не хватает книг. Но ведь дело не в том, чтобы книг было много, а в том, чтоб они были хорошие: от чтенья с выбором мы получаем пользу, от разнообразного — только удовольствие. Кто хочет дойти до места, тот выбирает одну дорогу, а не бродит по многим, потому что это называется не идти, а блуждать.