День за днём

Главный Урок Жизни

Главный Урок Жизни

Есть столько всего, чему мы хотим научить своих детей! Так много всего, чему отцы должны учить своих детей. Как ездить на велосипеде. Как плавать. Как правильно наносить удар. Как завязать галстук. Как читать. Как набраться смелости, чтобы поговорить с кем-то. Все это конечно важно. И все это должно быть сделано. Но за всеми этими уроками скрывается урок, имеющий большее значение. Мощный урок… и в то же время очень простой.

Чему Учит Боль?

Чему Учит Боль?

Рэй Далио — миллиардер и основатель крупнейшего в мире хедж-фонда никогда не признавался в любви к Стоицизму. И несмотря на это, на страницах своего бестселлера «Принципы», он раз за разом говорит как настоящий Стоик. В одной из глав он пишет, что научился рассматривать боль как учителя — для него это стало своего рода игрой — находить скрытые уроки в каждом болезненном опыте.

Так Ты Обретешь Спокойствие…

Так Ты Обретешь Спокойствие...

Император Марк Аврелий говорил, что боль влияет или на тело или на душу. И лишь в одном случае, ты имеешь право голоса. «Душа может выбрать не быть затронутой, сохраняя свою безмятежность, свое собственное спокойствие. Все наши решения, побуждения, желания, отвращения лежат внутри нас. Никакое зло не может коснуться их.» Французский историк Пьер Адо использовал для этого метафору «внутренней цитадели». Марк Аврелий стремился создать такую душу, ядро, внутреннюю крепость, как говорил Адо, в которую судьба, хаос, истерика, порок и прочие внешние влияния никогда не смогут проникнуть или разрушить.

Помоги Им Сделать Открытие

Помоги Им Сделать Открытие

Почти каждый талантливый и успешный человек может вспомнить свое первое знакомство с тем, что стало их призванием. В своем бестселлере «Мастерство» Роберт Грин исследует бесчисленные примеры этого прекрасного процесса, благодаря которому многие из самых известных в мире экспертов обнаружили свою «жизненную задачу». Он рассказывает о том, как хореограф Марта Грэм впервые смотрела танцевальное представление, и историю компаса, который отец Альберта Эйнштейна подарил сыну, когда тому было пять лет: «Мгновенно, мальчик был потрясен стрелкой, которая изменяла направление, вместе с движением компаса. Мысль о том, что на стрелку действовала какая-то неведомая сила, невидимая глазу, поразила его до глубины души»

Мудрость — Самая Важная Добродетель

Мудрость - Самая Важная Добродетель

Смелость. Умеренность. Справедливость. Это ключевые качества хорошей жизни. Но какие ситуации требуют мужества? Какое количество считать достаточным? Какой выбор будет правильным? Вот когда на сцену выходит важнейшая добродетель: Мудрость. Знание. Изучение. Опыт, необходимый для успешного плавания по жизни. Мудрость неизменно ценилась Стоиками. Зенон говорил, что нам дали два уха и один рот не спроста — чтобы слушать больше, чем мы говорим. И поскольку у нас два глаза, мы также должны и читать, и наблюдать больше, чем говорим. Сегодня, как и в древнем мире, важно уметь различать между огромной массой информации, доступной каждому, и реальной мудростью, необходимой нам для хорошей жизни.

Жизнь — Не Компьютерная Игра

Жизнь - Не Компьютерная Игра

Есть одна заманчивая фантазия, которую создатели видеоигр эксплуатируют снова и снова. Фантазия эта — возможность начать все сначала. Игра не задалась, поэтому ты разбиваешь свою машину и начинаешь с самого начала. Или твой персонаж разорван на части, но у тебя есть дополнительные жизни, поэтому ты восстанавливаешься и забрасываешься обратно в «мир» — с полным здоровьем. Или, если все это не удается, ты можешь просто нажать на паузу, а затем перезапустить игру. Это соблазнительная фантазия: что мы можем делать все, что захотим, совершить большую ошибку, а затем — бум — телепортироваться к жизни такой, какой она была до этого. Что у нас есть бесконечные шансы, неограниченные дни, неограниченная жизнь, чтобы стать теми людьми, которыми мы хотим быть. Сколько людей живет своей жизнью, словно они персонажи в видеоигре?

Иметь Или Не Иметь?

Иметь Или Не Иметь?

Легко подумать — учитывая то, что они отвергали столько удовольствий, которые преследуют другие люди, — что Стоики ничего не хотят или не любят. Когда мы видим, как Сенека и Марк Аврелий критикуют роскошь, может сложиться впечатление, что они жили как бедняки. Или когда мы читаем у Эпиктета его мысли об искалеченной ноге, кажется, что, он воспринимает все настолько философски, что, подобно одному из тех монахов, ему удалось каким-то образом превзойти свою физическую форму. Хотя все это могло бы вдохновлять, если бы было правдой, реальность такова, что Стоики были такими же обычными людьми, как и мы с вами. У них тоже были желания и страсти, они так же грустили и радовались, и им вовсе не нравилось чувствовать боль или страдать. Так что же они имели в виду когда писали обо всем этом?

Концентрируйся на Хорошем

Концентрируйся на Хорошем

Одна из самых потрясающих вещей в дневнике Анны Франк — насколько она неутомимо счастлива. Можно было бы ожидать, что дневник, который она вела с 1942 по 1944 год, когда ее семья пряталась от нацистов на чердаке в Амстердаме, будет угрюмым и полным страха. Действительно, чего могла ожидать 13-летняя девочка, оказавшаяся в ловушке вместе со своими родителями, сестрой, еще одной еврейской семьей и чудаковатым стариком. Она была уже достаточно взрослой, чтобы понимать, что в любое время солдаты могут ворваться и отправить их всех в лагерь смерти.

Куда Ты Так Спешишь?

Куда Ты Так Спешишь?

Мы вечно куда-то спешим. Мы должны собрать их в школу. Мы должны уложить их спать. Мы должны добраться до аэропорта. Мы должны вернуться домой. Мы должны закончить ужин. Будучи родителем, мы, похоже, постоянно испытываем недостаток времени и всегда стремимся к следующей задаче. Но сегодня утром стоит остановиться и подумать — к чему же мы действительно так стремимся и от чего спешим убежать?

Остановись!

Остановись!

Если ты когда-нибудь добирался до конца «Одиссеи» Гомера, то мог заметить что-то странное в финале. Об этой сцене редко говорится, возможно, потому, что в этом так мало смысла. Несмотря на то, что в течение десяти лет, проведенных в непрестанной борьбе, пытаясь добраться до дома, несмотря на преодоление почти непреодолимых препятствий на своем пути, несмотря на кровавую бойню в финальной битве за возвращение своего королевства, Одиссей делает что-то почти невероятное, стоит лишь ему достигнуть того к чему он так стремился и о чем мечтал…