Сверхчеловек, но все же человек

Сверхчеловек, но все же человек

В течение столетий среди философов шли споры о том, сможет ли философ, мудрец, достигший счастья, сохранить это счастье даже в ужасных обстоятельствах. Может ли философ улыбаться, находясь на дыбе? Сможет ли удовлетворенность философа пережить потерю близких?

Подходящий ответ на данный вопрос можно найти у Эпиктета, которого Сенека так любил цитировать:

«Даже если мудрого человека пытают, он счастлив. Тем не менее он будет кричать и стонать в таких условиях.»

Цель стоицизма — научить нас, как стать безразличными к страданиям и удовольствиям, которые порабощают других людей. В этом безразличии кроется истинное счастье и радость, потому что оно делает человека независимым от всего, кроме настоящего, так как подлинное безразличие равнодушно и к дальнейшей судьбе. Если кто-то может достичь этого, разве он не станет чем-то вроде сверхчеловека?

Вспомните Юлия Кана, продолжавшего счастливо играть в игру, даже когда он узнал о своем неизбежном смертном приговоре от Калигулы. Невероятное самообладание, верно? Тем не менее, каким бы он ни был сверхчеловеком, мы должны помнить, что он все еще оставался человеком. Как и все мы.

Вспомните, как Антонин велел наставникам Марка Аврелия позволить мальчику оставаться человеком и оплакивать потерю одного из любимых учителей. Сенека все еще скучал по своей матери, пока пребывал в изгнании (и написал ей прекрасное эссе об этом). Стоик все еще простужается, когда идет снег, он все равно будет шокирован, если получит серьезную рану, все еще холодеет внутри, когда стоит на краю обрыва. И знаете, что? Это нормально. Потому что они люди. Как и все мы.

Никто не просит вас отказаться от своей человечности. Никто не требует, чтобы вы ничего не чувствовали или хотя бы делали вид, что не чувствуете. Если вас пытают, вы будете стонать и кричать, потому что боль — это физиологическая реакция, а не эмоциональная. Это то, что вы не можете сдержать. Но даже в этой ситуации многое находится под вашим контролем: то как вы реагируете на надвигающуюся угрозу пытки, какие предательства вы можете или не можете совершить, чтобы предотвратить ее, каких принципов вы можете придерживаться, когда вам предложат положить конец этому, куда вы направляете свой разум, пока ваше тело реагирует на мучения, которому его подвергают.

Ты человек. У тебя есть ограничения. У каждого из нас они есть.

Важно то, что мы делаем в рамках этих ограничений.

Практикуйте эти добродетели


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *