Кто Такой Паконий Агриппин? Знакомство со стоиком — нонконформистом

Кто Такой Паконий Агриппин? Знакомство со стоиком - нонконформистом

Интересно заметить, что и в античные времена стоики искали примеры для подражания в прошлом, как делаем это мы сегодня. С первых страниц “Размышлений” Марка Аврелия мы узнаем о людях наставлявших и направлявших его по жизни. Он с любовью и почтением упоминает Антонина, ставшего вторым отцом, и помогавшего на трудном пути к роли императора. У Сенеки тоже были герои, вдохновлявшие его, один их них — Катон Младший. Сенека упоминает Катона несколько раз в своих работах, каждый раз, как безусловный пример для подражания. Даже у Эпиктета были свои герои, любимый из которых — Паконий Агриппин, неоднократно приводившийся им в качестве примера настоящего стоика.

Также как о Сократе мы узнаем от Платона, о жизни Пакония Агриппина нам повествует Эпиктет. Агриппин был высокопоставленным римским чиновником и философом-стоиком, известным своими твердыми убеждениями. Он неукоснительно стремился поступать правильно, не боясь идти против мнения большинства. Агриппин был заметным участником стоической оппозиции, группы философов-стоиков, выступавших против тирании римских императоров, особенно Нерона и Домициана.

Быть осужденным правителями — судьба античных философов и Агриппин здесь не исключение. Похоже бунт буквально был в крови знаменитого стоика. Его отец Марк был казнен за участие в заговоре против императора Тиберия. Бурная жизнь Пакония не обошлась без изгнания из родной Италии. И это было мягким наказанием, ведь лидер мятежа, еще один известный стоик — Тразея Пет был казнен по приказу безумца Нерона. Знакомясь с жизнью Агриппина невольно вспоминаешь слова Сенеки:

“Необходимо иметь кого-то с чьим характером можно сверять свой. Без должного правила ты не сможешь выправить кривое.”

Каждый из нас нуждается в таком наставнике, в жизни которого мы можем черпать вдохновение и находить ответы на важные вопросы. И несомненно, Паконий Агриппин был таким примером, с которым некоторые из почитаемых нами стоиков сверяли себя, свою жизнь и поступки. Давайте же познакомимся поближе с одним из самых влиятельных римских стоиков.

Большинство информации о Паконии Агриппине мы можем почерпнуть из трудов Эпиктета, так как сочинений Агриппина до нас не дошло. Эпиктет часто использовал на своих лекциях примеры исторических фигур, чтобы подчеркнуть то, как стоик поступает в той или иной ситуации. Одной из таких фигур был Агриппин, благодаря его несгибаемой воле, позволявшей идти против устоявшегося мнения и безразличию к происходящему, которое было не в его власти. Может показаться странным, что Агриппин считается философом, хотя он не оставил после себя научных трудов. Однако не стоит забывать, что в те времена “философом” называли человека живущего мудро, а не того кто высказывал умные тезисы или занимался чисто академическими изысканиями. Агриппин был философом потому что он жил философски, и именно поэтому его так почитали древние стоики. 

Практики и уроки от Пакония Агриппина

Агриппин был человеком дела, а не слова. Вот почему мы ничего не знаем о его трудах, а только о его характере, описываемом другими. “Единственно правильным будет”, говорил Эпиктет, “похвалить Агриппина, который никогда не восхвалял себя, хотя и был человеком величайшего характера. И когда его хвалили, даже заслуженно, он лишь смущался.” Он был человеком долга, человеком смелости перед лицом великих бедствий, человеком, отказывавшимся приспосабливаться и подчиняться несмотря на величайшее давление. Вот три урока и практики от любимого Эпиктетом примера настоящего стоика.

Будь красной нитью

Эпиктет говорил, что если ты хочешь развиваться, если хочешь обрести мудрость, тебе следует привыкнуть выглядеть странным, а порой даже бестолковым в глазах окружающих. Эпиктет приводит пример Агриппина, который несмотря на давление окружения, отказывался не высовываться во время правления Нерона и не боялся высказывать свои независимые суждения. Когда его спрашивали, зачем он так поступает, почему он не ведет себя как все остальные, стоик отвечал:

“Потому что ты считаешь себя всего лишь одной нитью из тысяч которых состоит одежда. Что же из этого следует? То, что вы должны подумать о том, как вы можете походить на всех других людей, точно так же, как и единственная нить не хочет как-то выделяться по сравнению с другими нитями. Но я хочу быть красной нитью, той маленькой и блестящей частицей, благодаря которой все остальное кажется милым и красивым. К чему же ты говоришь мне: «Будь как большинство людей?» Ведь если я это сделаю, то как я смогу оставаться красной нитью?”

Прекрасно сказано! И прекрасное напоминание каждому из нас. Проникнись тем, какой ты на самом деле, прими свою уникальность. Зенон часто попрошайничал, хотя жил в достатке. Клеанф так долго работал разнорабочим, что некоторые в Афинах начали считать это прикрытием для чего-то преступного. Катон привык ходить босиком, с непокрытой головой в простой одежде, хотя и был сенатором. Сенека регулярно практиковал не только бедность (несмотря на свое богатство), но и не боялся показывать свое богатство (несмотря на репутацию стоика). Он даже экспериментировал с вегитарианством во времена когда в Риме это было не только странно но и опасно. А представьте себе императора Марка Аврелия, изучающего труды философов и делающего записи в своем дневнике, сидя на троне в Колизее, перед ареной переполненной болью, кровью и страданиями гладиаторов? Стоики не боялись быть собой, они не боялись показаться кому-то странными.

Будь этой красной нитью! Будь этой маленькой частицей, делающей весь узор совершенным.

Не обращай внимания

Эпиктет рассказывает, как однажды утром Агриппину принесли ужасные вести — в суде рассматривают его дело о заговоре против Нерона. Что отвечает Агриппин?

“Да поможет им Фортуна! Но сейчас пятый час…” (у него была привычка делать упражнения и принимать холодную ванну в это время); “пойдемте позанимаемся.”

Когда они закончили с упражнениями, некто подошел и сказал философу, “Суд вынес приговор.”

“Изгнание,” спросил Агриппин, “или смерть?”

Изгнание.

“Что насчет моего имущества?”

Его не конфискуют.

“Очень хорошо, пообедаем в Ариции.”

Что значит: Пора собираться в дорогу. Нет нужды в оплакивании или сожалении о несправедливой судьбе. Эй, кто-нибудь еще проголодался?

Вот как реагирует стоик — он стряхивает груз эмоций даже от самых ужасных новостей. Он еще и шутит на этот счет! Стоик фокусируется на том, что контролирует и отпускает все остальное. Так делал Агриппин, так делали многие на протяжении последующих веков, так можем делать и мы с вами. Если приложим должные усилия, если будем тренироваться, репетировать, закалять себя в ожидании того, что жизнь неминуемо принесет нам эти сложные моменты.

Изгнание. Увольнение. Компьютер в мгновение ока стирающий многомесячную работу. Весть о проигранных выборах. Все это не смешно. Зачастую это несправедливо. Ты можешь позволить этому сокрушить себя. Можешь упасть на колени и начать рвать волосы.

Или можешь не обращать на это внимания и задуматься об обеде.

Знай свою роль

У Эпиктета есть интересная метафора: “Не забывай, что ты актер в пьесе, которую поставил режиссёр… если он поручил тебе роль нищего, играй ее талантливо, также, как если тебе досталась роль калеки, чиновника или частного лица. Твоя работа в том чтобы выдать великолепное представление той роли, которая тебе выпала.” Получив роль губернатора, говорит Эпиктет, Агриппин сыграл ее невероятно хорошо. Особенно впечатляет, удивляется Эпиктет, как он относился к осужденным. Он цитирует Агриппина:

“Я вовсе не осуждаю их в духе злобы, тем более с прицелом на отнятие их имущества. Я действую в духе заботы и доброй воли, как врач, утешающий пациента, которого собирается вскрыть, и уговаривает его согласиться на операцию.”

“Я видел красоту добра и уродливость зла”, пишет Марк Аврелий, “и осознал, что прегрешающий имеет природу созвучную моей.” И в другом месте, “Люди были созданы друг для друга. Учи их или терпи их.” Это именно то, что имел в виду Авраам Линкольн, говоря, “Они такие, какими стали бы мы, оказавшись в схожих обстоятельствах.” У стоиков было прекрасное слово для этого: симпатия — вера во взаимозависимость всего во вселенной, что каждый из нас — часть единого целого. Актеры в той же пьесе. Каждый из нас играет роль. У некоторых роль быть бесстыжим, злым или ленивым. Но наша судьба связана с ними и с каждым — так что их выгода это наша выгода, когда кто-то — преступник или кто угодно еще — становится лучше, мы все становимся лучше.

Агриппин знал это. Что мы все в одной лодке. Что все мы должны вносить вклад в общее благо. Потому что иначе… все развалится. Стоицизм о том, чтобы делать важные вещи, когда у нас есть такая возможность, быть стратегическим и сопереживающим, работать чтобы каждый вокруг становился лучше… не списывать людей как безнадежных и испорченных. Безразлично отстраниться от них? Это настоящее преступление. Это отказ от нашего долга. “Люди”, говорил Марк Аврелий, “наше истинное занятие. Наша работа в том, чтобы сделать их хорошими и мириться с их несовершенством… Они могут препятствовать нашим действиям, но это не воспрепятствует нашим намерениям или душевному настрою.” 

Насколько лучше стал бы мир, если бы каждый из нас помнил об этом. Если бы стоическое понятие симпатии было бы всегда у нас на уме. Если бы стоические добродетели справедливости и честности диктовали наши поступки. Мы все соединены друг с другом и помогая другому, мы помогаем самим себе. И мы обязаны служить и помогать друг другу.

Что такое Стоицизм? Знакомство и 9 упражнений, помогающих начать

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.